В бизнесе с 2002 года!

Честно
Консервативно
Конфиденциально

Киев: +38 (044) 498-28-79

Никосия (Кипр): +357 (22) 00-04-70

Киев: ул. Шелковичная, д. 10

(рядом с метро "Крещатик")

Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

Лихтенштейн — последнее место, где можно спрятаться в Европе?

Денис Кузнецов Юридическая компания Amond & Smith Ltd

Лихтенштейн является одной из немногих в Европе юрисдикций, которая предлагает довольно широкий спектр инструментов для налогового и корпоративного планирования.

Княжество Лихтенштейн является частью двух экономических зон: Швейцарско-Лихтенштейнского таможенно-экономического союза (между Швейцарией и Лихтенштейном не существует пограничного контроля, а швейцарский франк является законным платежным средством на территории Лихтенштейна), а также Европейской Экономической Зоны1 (ЕЭЗ) — благодаря чему Лихтенштейн, наряду с Норвегией и Исландией, стал частью европейского внутреннего рынка, базирующегося на четырех свободах (перемещения товаров, услуг, лиц и капиталов), а также получил право консультационного голоса в законодательном процессе Европейского Союза (ЕС). Однако, что представляется особенно важным, Лихтенштейн, участвуя в ЕЭЗ, не является членом ЕС, в силу чего европейское законодательство, касающееся финансовых операций, не распространяет своего действия на территорию этого государства. Не существует также никаких соглашений по обмену информацией между Лихтенштейном и странами — членами ЕС. Так, например, Директива ЕС о налоге на сбережения, одной из целей которой является создание системы обмена информацией между налоговыми органами членов ЕС и сотрудничающих с ЕС государств касательно размера процентов по вкладам, выплаченных резидентам стран ЕС, содержит специальные правила в отношении Лихтенштейна. Эти правила заключаются в неприсоединении Лихтенштейна к описанной системе.

Почему и каким образом Лихтенштейн приобрел славу единственного уголка в Европе, где можно надежно «спрятать» свои активы?

Прежде всего, этому способствует действующее корпоративное законодательство Лихтенштейна — Закон о лицах и компаниях 1926 года и Закон о доверительных учреждениях (трастовых предприятиях — Treuunternehmen) 1928 года, благодаря которому в континентальной Европе появилось уникальное в своем роде так называемое трастовое регулирование. В 1980 году в это законодательство были внесены небольшие поправки, устанавливающие обязательную аудиторскую проверку для торговых компаний, а также необходимость регистрации юридического адреса компаний (это не относится к регистрации акционеров). В 2001 году закон был снова изменен в соответствии с Директивами ЕС, но только в отношении организационно-правовых форм, согласующихся с законодательством ЕС, но не в отношении компаний, характерных только для Лихтенштейна (например, анштальт — Anstalt).

Во-вторых, особое внимание необходимо обратить на законодательство Лихтенштейна о банковской и коммерческой тайне, основанное на Законе о банках и финансовых компаниях 1993 года, который подвергся значительным изменениям в 1998 году вследствие присоединения Лихтенштейна к ЕЭЗ (в 1995 году), и Акте о банках и накопительных фондах 1960 года, устанавливающем ответственность за нарушение банковской тайны, которая имеет в Лихтенштейне статус профессиональной тайны и может быть раскрыта только в случае возбуждения уголовного дела. За нарушение коммерческой и профессиональной тайны УК Лихтенштейна предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Лихтенштейнские банки не представляют информацию о клиентах и их счетах даже по официальным запросам иностранных государств. Исключительное право проведения проверок внутри банка принадлежит только властям Лихтенштейна (а они, как уже сказано ранее, не заключали ни с кем никаких соглашений по обмену подобной информацией), а принципы неразглашения банковской тайны могут быть аннулированы только в случае возбуждения уголовного дела в самом Лихтенштейне. Следует особо подчеркнуть, что информация о счете и его реальном конечном владельце (бенефициаре) может быть предоставлена только при совершении клиентом преступлений, совершение которых устанавливается Верховным судом Лихтенштейна, согласно обновленному в сентябре 2000 года Закону о правовой помощи (Act on Legal Assistance) этого государства. При этом Лихтенштейн однозначно откажет в предоставлении любой информации по каким бы то ни было запросам, если в них идет речь лишь о налоговых правонарушениях. Причина — законодательство Лихтенштейна не квалифицирует неуплату налогов как преступление.

Более того, при открытии счета компании юридической фирмой, официально выполняющей в Лихтенштейне функции профессионального доверительного управляющего, местные банки, в отличие от всемирно известных швейцарских или любых других банков, не потребуют информации о бенефициарах. Таким образом, банки Лихтенштейна во многих случаях не смогут поделиться с любопытными властными структурами сведениями о бенефициарах счета по причине того, что этот бенефициар им просто неизвестен (!). Интересно также, что Закон о профессиональных доверительных управляющих 1993 года предписывает им сохранение тайны в отношении как самих порученных им дел, так и фактов, ставших им известными в процессе осуществления профессиональной деятельности, огласка которых не отвечала бы интересам клиентов. Это право подкрепляется положениями Раздела 321 Гражданско-процессуального кодекса Лихтенштейна, который дает доверительным управляющим право на соблюдение профессиональной секретности и освобождает их от дачи свидетельских показаний в случае, если на то не получено согласие их клиентов и данная процедура может привести к нарушению указанного ранее права.

Для большей полноты картины осветим вкратце отношения Лихтенштейна с такими важными субъектами современного международного экономического сообщества, как FATF2 и ОЭСР3. Изначально Лихтенштейн находился в так называемых черных списках обеих организаций, однако в 2001 году FATF вычеркнула Лихтенштейн из списка государств, уклоняющихся от сотрудничества в борьбе с отмыванием доходов, полученных от преступной деятельности (Non-Cooperative Countries and Territories Initiative list). На сегодняшний день Лихтенштейн числится только в списке «налоговых гаваней», отказывающихся от сотрудничества с ОЭСР (List of Unco-operative Tax Havens), главным образом из-за проявленной Лихтенштейном стойкости в нежелании заключать с ОЭСР соглашения об обмене налоговой информацией со странами ОЭСР.

Что касается организационно-правовых форм Лихтенштейна, то все они могут быть разделены на предприятия, используемые в целях инвестирования собственных активов (фонд, траст, анштальт, трастовое предприятие) и на предприятия, используемые в коммерческих целях (корпорация, общество с ограниченной ответственностью, анштальт, трастовое предприятие). Как было указано ранее, некоторые организационно-правовые формы существуют только в Лихтенштейне, например, анштальт. Эти организационно-правовые формы могут использоваться в коммерческих целях, так же, как и корпорации или акционерные общества. Единственная отличительная черта таких специфических форм ведения бизнеса, которая одновременно является одной из их положительных характеристик, заключается в том, что такие компании обязаны проходить аудиторскую проверку, только если они ведут коммерческую деятельность.

Итак, обратимся к рассмотрению двух основных организационно-правовых форм ведения деятельности, предлагаемых законодательством Лихтенштейна, которые определяют его специфику — анштальт и фонд. В первую очередь, конечно, следует особо остановиться на такой уникальной организационно-правовой форме, как анштальт.

анштальт можно перевести с немецкого как «учреждение». Это юридическое лицо, которое может быть использовано для осуществления как коммерческой, так и некоммерческой деятельности. Особенностью анштальта является то, что у него в большинстве случаев нет участников или акционеров (хотя согласно законодательству уставный капитал может быть разделен на акции). По сути, анштальт — это обособленный фонд с бенефициарными владельцами (обладающими правом на получение прибыли), который часто используется в качестве холдинга, владеющего патентами, авторскими правами, товарными знаками. Одной из положительных черт анштальта является то, что общедоступными являются только Статьи об инкорпорации (Articles of Association), т.е. устав анштальта, а Правила внутреннего распорядка (By-laws), в которых указаны бенефициары анштальта, в Торговый реестр не подаются по причине конфиденциальности содержащейся в них информации.

Основными действующими лицами анштальта являются его учредители, которые необязательно совпадают с бенефициарами и могут быть как физическими, так и юридическими лицами. Учредители обладают правами управления деятельностью анштальта (кратко их называют правами учредителя — founder’s rights). В частности, полномочия учредителя анштальта, который в соответствии с уставом анштальта является его высшим органом, включают избрание Совета директоров, управление доходами общества, назначение бенефициаров и определение их прав.

Обычно учредителем анштальта выступает местная компания-регистратор. Контроль над анштальтом можно установить либо путем покупки акций (если уставный капитал разделен на акции), либо посредством подписания соглашения о передаче прав учредителя (цессионного соглашения).

Что касается уставного капитала анштальта, то существует два варианта его определения:

  1. Уставный капитал не разделен на акции. В этом случае минимальный размер уставного капитала — 30 000 CHF или эквивалент в USD или EURO;
  2. Уставный капитал разделен на акции, минимальный размер уставного капитала в этом случае — 50 000 CHF, однако следует отметить, что такой вариант на сегодняшний день практически не используется.

Важно также отметить, что анштальт обязан вести бухгалтерский учет, сдавать отчетность и проходить ежегодную аудиторскую проверку, если он ведет коммерческую деятельность. Если же анштальт занимается некоммерческой деятельностью, то он обязан готовить только отчет о статусе активов.

К сказанному остается добавить, что анштальт, так же, как и домицильные компании4, освобожден от налога на прибыль, а платит только налог на капитал по ставке 0,1% от стоимости своих чистых активов, но минимум 1000 CHF (1 USD = 1,2285 CHF). Этот налог уменьшается до 0,5% для уставного капитала свыше 5 000 000 CHF и до 0,3% для уставного капитала свыше 10 000 000 CHF. Однако, извлекая выгоды из статуса домицильной компании, анштальт не вправе пользоваться преимуществами Соглашения об избежании двойного налогообложения с Австрией 1970 года.

Уже говорилось, что лихтенштейнский анштальт, как уникальная в своем роде организационно-правовая форма, весьма схож с фондом, прибыль от которого получают бенефициарные владельцы, назначенные учредителями анштальта. Более того, согласно законодательству Лихтенштейна, возможна организация анштальта как фонда, когда в качестве высшего органа выступает не его учредитель, а Совет директоров. Так как в этом случае учредитель отказывается от своих прав, то отпадает и необходимость в подписании цессионного соглашения, которое в случае смерти бенефициара, подобно сертификату акций, было бы включено в наследственную массу.

Лихтенштейнский фонд (Stiftung) представляет собой юридическое лицо, которое его учредитель наделяет имуществом с определенно указанной целью, как, например: материальная поддержка одной или нескольких семей или осуществление каких-либо общественно-полезных функций. Коммерческая деятельность при этом допускается только в том случае, если это необходимо для выполнения стоящих перед фондом некоммерческих задач.

Отличительной чертой фонда является отсутствие необходимости в его регистрации. Единственное организационное требование — представить в регистрационные органы Лихтенштейна копию Фондового соглашения (Foundation Deed), которое содержит общие положения по целям создания фонда и его предполагаемой деятельности. Минимальный уставный капитал фонда составляет так же, как и у анштальта, 30 000 CHF, но, в отличие от него, не может быть разделен на акции.

Фонды в Лихтенштейне подлежат налогообложению на той же основе, что домицильные компании (т.е. при условии, что не осуществляют деятельность на территории Княжества), однако ставки налога несколько отличны и варьируются в зависимости от размера уставного капитала. Так, для фондов с уставным капиталом от 2 000 000 CHF до 10 000 000 CHF, ставка налога составит 0,075% от стоимости чистых активов, а для фондов с уставным капиталом свыше 10 000 000 CHF — 0,05%.

Подводя итоги сказанному, следует отметить, что Лихтенштейн является одной из немногих в Европе юрисдикций, которая предлагает довольно широкий спектр инструментов для налогового и корпоративного планирования. Например, такая форма компании, как анштальт, в большинстве случаев используется в качестве холдинговой структуры, что привлекает множество налогоплательщиков из других государств, в том числе и стран-членов ЕС.

Естественно, подобное положение вещей весьма не нравится географическому окружению этого миниатюрного европейского Княжества, которое на протяжении уже многих лет создает налоговую конкуренцию своим соседям. Однако, как уже говорилось, Лихтенштейн достойно держит удар со стороны ЕС, FATF и ОЭСР, во многом благодаря тому, что ведет достаточно продуманную политику, отстаивая свой независимый статус по отношению к ЕС, и одновременно получая доступ к его привлекательному внутреннему рынку.


1 Европейская Экономическая Зона (European Economic Area, EEA) была создана на основе Соглашения о создании ЕЭЗ, подписанного в мае 1992 года, участниками которого являются члены ЕС, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн. Вступило в силу 1 января 2004 года.

2 Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF) — Целевая группа по финансовым мерам по борьбе с отмыванием денег, создана на саммите Большой семерки в Париже в 1989 г.

3 Organisation for Economic Cooperation and Development (OECD) — Организация экономического сотрудничества и развития.

4 Домицильная компания — компания, имеющая только зарегистрированный офис в Лихтенштейне и не ведущая коммерческой деятельности на территории Лихтенштейна (ст. 84 Закона Лихтенштейна «О лицах и компаниях» 1926 г.).