В бизнесе с 2002 года!

Честно
Консервативно
Конфиденциально

Киев: +38 (044) 498-28-79

Никосия (Кипр): +357 (22) 00-04-70

Киев: ул. Шелковичная, д. 10

(рядом с метро "Крещатик")

Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

Новости оффшоров (офшоров), международного налогового планирования, оффшорных юрисдикций

Сделали выводы.
Отечественный бизнес массово выводит капиталы в офшоры. Доллары меняют прописку в украинских городах на Кипр, Панаму и Гонконг

Максим Бироваш

«Сейчас в офшоры уходит не только крупный, но и средний бизнес», — такими словами встречает Корреспондент в своем офисе директор юридической компании «Претор Лоерс» Андрей Орлов. По его словам, так сегодня предприниматели стараются уберечь от украинских налогов свои капиталы.

Рецепт спасения прост. Офшорную компанию нынче можно купить в Киеве за час. «Это так называемые полочные компании, которые уже зарегистрированы и готовы к переоформлению», — продолжает Орлов. Более того, эксперт уверен, что украинцам доступны офшорные компании в любой стране по буквально копеечным ценам. «Если их стоимость в 2000 году достигала $ 10 тыс., то уже спустя восемь лет цены упали в десять раз — до $ 1,5», — уточняет он.

Орлов верит, что интерес к офшорам как средствам оптимизации налогов будет расти и дальше. Тем более что кризис шагает по стране. «При нашей налоговой политике да еще на фоне экономического кризиса офшоры — это единственный законный способ избежать украинских налогов и спасти заработанное от кризиса», — резюмирует юрисконсульт компании Бизнес-Эксперт Наталья Черепанова.

Рекордное увеличение количества операций с офшорными компаниями в 2008-м заметил и официальный Киев. Как сообщили Корреспонденту в Государственной налоговой администрации Украины (ГНАУ), по сравнению с прошлым годом объем таких операций превзошел исторический максимум и составил около 12 млрд грн. Самыми популярными зонами вывода капиталов, по словам партнера международной юридической фирмы Amond & Smith Дениса Кузнецова, стали Кипр, Белиз, Панама, Гонконг, Сейшельские острова и Британские Виргинские острова. Именно там большинство офшоров с украинскими корнями нашли свою вторую родину, и за последние два года, по информации Госкомстата и НБУ, туда было выведено около $ 3 млрд. Только за девять месяцев этого года импортные операции через офшоры увеличились на 86%, достигнув отметки в 3 млрд грн.

«Все офшоры равны, все офшоры нужны», — так, иронизируя, описывает нынешний рынок Черепанова.

Офшорный шопинг

После десяти лет работы на фармацевтическом рынке Украины владелец крупной сети аптек Анатолий Червак только в прошлом году решился на покупку кипрской офшорной компании. Еще полгода ему понадобилось, чтобы вывести туда основные средства компании. Он не рискнул выводить свои акции на аукцион и просто внес в уставный фонд офшора акции украинской сети аптек. «Сделал я это очень вовремя, — говорит Червак. — В октябре 2008 года Кабмин принял постановление, ограничивающее наценку на лекарственные препараты».

По словам бизнесмена, после такого ручного режима из-за нерентабельности закрылось более 500 аптек, а прилавки тех, которые продолжили работу, изрядно опустели.

Кипрская компания Червака тоже почувствовала некоторое снижение рентабельности своей украинской аптечной сети, но фактическое отсутствие налога на прибыль в Кипрской Республике позволило ей сохранить не только объемы продаж, но и открыть региональную сеть в Белой Церкви.

«Если бы не преференции офшора, то я был бы в списке первых аптечных банкротов уже в этом году», — подчеркивает Червак. Но кипрский офшор — это только начало. В 2009 году аптечная сеть бизнесмена будет акционирована и собрана в холдинговую компанию с регистрацией в Великобритании. «Это позволит привлечь дополнительные кредитные средства и увеличить капитализацию компании, — рассуждает Червак. — А там и до IPO не далеко».

По словам Черепановой, рост спроса на офшорные компании со стороны среднего и малого бизнеса привел к появлению на рынке специальных решений для разных отраслей.

«Например, в Швейцарии созданы хорошие условия для холдингов, поэтому им регистрироваться лучше всего именно там», — детализирует тезис коллеги Орлов.

Вместе с тем, по словам регистратора офшоров Кузнецова, Кипр ценен для бизнеса, как оазис для торговцев ценными бумагами. «Прибыль от торговли ценными бумагами на Кипре не облагается налогами», — говорит он.

Если же компания занимается импортом товаров из Китая, то, уверен эксперт, вполне логично зарегистрировать офшор в Гонконге. Дополнительное преимущество этого региона в том, что Гонконг никогда не попадал в черный список украинского правительства, добавляет Кузнецов. Включение государства в такой список означает, что компания-импортер на валовые затраты может отнести не 100% закупочной стоимости, а только 85%, поясняет он. Таким образом, на каждом «списочном» офшоре Украина сможет заработать 15% валовых затрат, которые исчисляются миллионами.

Третьей страной, набирающей популярность в качестве запасного аэродрома для украинских офшорников, стала Панама. Особенно после того, как в 2005 году по инициативе премьер-министра Юлии Тимошенко это государство исключили из черного списка.

В последнее время для более изящной работы с офшорами украинские предприниматели предпочитают регистрировать сразу несколько компаний: одну престижную — в Европе, которую будут выставлять «на витрину», и офшорную. По словам Орлова, таким вариантом может стать регистрация в Великобритании (страна с одной из самых низких ставок налога на прибыль) в связке с чистым офшором, например на Британских Виргинских островах (где налог на прибыль отсутствует вовсе). «После такого ни одна государственная институция, в том числе и налоговая, уже не скажет, что, мол, это офшор, — уверен Орлов. — Ведь английская компания — это выгодно и престижно».

Сама же схема незатейлива — на счета британского «партнера» путем заключения договора на поставку товара по завышенным ценам заводится вся полученная прибыль украинской компании. А затем 95% этой же прибыли перечисляется на «чистый» офшор на Британских Виргинских островах. В итоге в Лондоне остается 5% прибыли, с которой честно платится налог. «Импортная» схема была основным путем вывода капиталов вплоть до октября 2008 года, когда Нацбанк Украины своим антикризисным постановлением временно запретил предоплаты по операциям импорта.

Теперь в арсенале офшорщиков остались «инвестиционная» и «консалтинговая» схемы вывода средств на счета своих иностранных компаний. В первом случае созданный офшор просто скупает акции украинской компании на фондовой бирже по бросовым ценам. В итоге офшор, существующий исключительно на бумаге, например в экзотической Панаме, становится собственником реального украинского предприятия в родном Мариуполе.

«Также можно наладить выплату офшорной компании дивидендов, процентов по кредиту, стоимости консультационных, маркетинговых, рекламных и прочих услуг, которые якобы были предоставлены украинскому предприятию», — делится нюансами «консалтинговой» схемы Черепанова.

Но главное отличие офшорного прошлого и настоящего в том, что если раньше, выводя капиталы и возвращая их уже как инвестиции в Украину, наши богачи стремились стать еще богаче, то в 2008-м они хотели только одного — сохранить то, что есть. «Офшоры являются инструментом, с помощью которого деньги могут выводиться туда, куда это будет удобно или выгодно их владельцу, — говорит Корреспонденту Кузнецов. — Упрощает вывод средств отсутствие в большинстве из них валютного контроля и финансовой отчетности».

Взять измором

Несмотря на активный вывод капиталов в прошлые годы, основательно за офшоры украинские власти взялись только в конце 2008-го. Первым под раздачу попал Кипр: парламентарии пообещали усилить налогообложение инвестиционных операций, проводимых с участием этой страны, если ее руководство не предоставит информацию о реальных собственниках зарегистрированных там компаний. Впрочем, полной уверенности в том, что такое раскрытие данных может произойти на практике, у участников рынка нет. По мнению Кузнецова, ярким примером этого может служить история с экс-супругой миллиардера Дмитрия Фирташа Марией, которая в прошлом году подала судебный иск с требованием признать соглашение о разводе недействительным по причине сокрытия ее бывшим супругом настоящей стоимости его имущества. В рамках судебного разбирательства украинский суд обратился в Высокий суд правосудия Британских Виргинских островов с запросом о раскрытии информации о бенефициарии офшорной компании, которая, по мнению Марии Фирташ, принадлежит ее бывшему мужу, и получил отказ.

«Доступ к такой информации возможен только при условии поступления официального запроса в рамках расследования уголовного дела в отношении конкретного физического лица, — говорит Кузнецов и тут же уточняет: — Но и это не является гарантией раскрытия имени бенефициария, поскольку в каждой юрисдикции существуют свои правила в отношении раскрытия подобной информации».

В ГНАУ признались Корреспонденту, что украинские налоговики «сейчас не имеют возможности получать какую-либо информацию о компаниях, зарегистрированных в офшорных зонах, даже если в них участвуют граждане Украины». Очевидно, именно поэтому отечественные фискалы уверены, что использование офшорных компаний дает возможность для злоупотреблений и совершения преступлений, в частности, для генерирования фиктивной отчетности. Для того чтобы в офшорах жизнь медом не казалась, ГНАУ предлагает полностью отменить компенсацию НДС при экспортных операциях с этими странами.

Если же киприоты разоткровенничаются, то с анализом осуществленных финансовых операций между субъектами Украины и Кипра с удовольствием познакомятся украинские правоохранители, а Кабмин найдет причины для очередного обновления перечня офшоров. Всего же — с 2001-го по 2006 год — изменения в этот список вносились пять раз. Разменными картами стали офшоры в Панаме, на Кипре, в Черногории и Белизе.

Сейчас офшорный рынок, по словам Черепановой, в ожидании перемен. «С новым правительством, которое определит грядущая парламентская коалиция, в очередной раз поменяется и черный список Кабмина, — уверена она. — И деньги потекут уже в другие оффшоры».