В бизнесе с 2002 года!

Честно
Консервативно
Конфиденциально

Киев: +38 (044) 498-28-79

Никосия (Кипр): +357 (22) 00-04-70

Киев: ул. Шелковичная, д. 10

(рядом с метро "Крещатик")

Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

Новости оффшоров (офшоров), международного налогового планирования, оффшорных юрисдикций

Туда уходят деньги

Максим Бироваш

«Крупный и средний бизнес остервенело перекачивают средства в офшорные зоны. Для этого у капиталистов есть минимум пять объективных причин.

Жрналист Сергей Щербина на свой страх и риск опуб­ликовал без­умную статистику перевода денег украинскими банками в офшорные зоны. В последние два года в безналоговый рай от­правилось более 420 млрд грн. Это больше, чем годовой бюджет Украины. Реакция банкиров предсказуема.

"Некоторые банки фактиче­ски признали, некоторые про­молчали, некоторые прокляли, - говорит Щербина. - Суммы, которые назвали наши источни­ки в органах власти, потрясают воображение".

Подобный всплеск транзак­ции, по словам первого зампреда парламентского комитета по та­моженной и налоговой полити­ке Сергея Терехина, можно было наблюдать в 2008 году, когда от­четливо запахло кризисом.

"С этих гигантских бары­шей в украинский госбюджет не платятся налоги, не отчис­ляются экспортные пошлины, не начисляется НДС, - отме­чает парламентарий. - Позже эти деньги, конечно, возвра­щаются в Украину в виде ин­вестиций, но опять-таки никто по закону с инвестора налоги брать не будет".

В итоге бюджет недополучил налог на прибыль в размере как минимум 80 млрд грн. Этой сум­мы было бы достаточно, чтобы трижды перекрыть дефицит гос бюджета или профинансировать проведение еще одного чемпио­ната Европы по футболу.

Причины офшорной активности, по мнению Дмитрия Бирковского из запорожской юркомпании UAoffshore, - налоговое давление и близость парламентских выборов, после которых, как правило, начинается передел рынка.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко к этому списку добавляет страх компаний перед слабеющей гривней. "Вывод денег - это недоимка по налогам и сборам в бюджет, который потом латается за счет других предпринимателей, работающих в Украине", - поясняет эксперт.

Острова везения

Денис Кузнецов, управляющий партнер украинского офиса международной юридической компании Amond & Smith, специализирующейся на налоговом планировании, задумался о целесообразности изучения греческого языка. Его фирма планирует открыть офис на Кипре, в налоговом раю, куда не зарастает народная тропа украинского бизнеса.

"Могу сказать на примере своей компании, что за последнее время количество клиентов выросло в разы", - говорит Куз­нецов.

Способов вывода капитала в теплые края тысячи, юрист рассказывает Корреспонденту о самых банальных.

Например, сейчас в почете у промышленников схема инсайдерских кредитов, когда офшорная компания бизнесмена дает кредит своему украинскому офису под огромные годовые, а та потом в течение нескольких лет выводит денежные средства в виде погашения долга.

Такие и другие схемы набирают обороты. Если в 2009 году этой тропой в офшоры ушло по­рядка 115 млрд грн., то в 2010-м и 2011-м в среднем по 210 млрд грн., а всего за первых два меся­ца 2012 года эта сумма достигла 60 млрд грн.

"При экспорте весь металл, уголь идет через офшоры, - продолжает ликбез Кузнецов. - Tам остается маржа".

Масла в огонь подливает профессор Института проблем рынка и экономических и эко­логических исследований Вла­димир Осипов. Он говорит, что из 14 украинских металлургических заводов 13 работают че­рез одну офшорную компанию. В итоге доля отечественных корпораций, активно исполь­зующих офшоры, за два года выросла с 50% до 80%, уверяет Охрименко. В странах Еврозоюза этот показатель не превыша­ет 15%.

Юлиан Рис, глава киевско­го офиса Beiten Burkhardt, не­мецкой юридической компа­нии, специализирующейся на коммерческом праве, говорит, что в Украине путают оптими­зацию налогов и уклонение от их уплаты.

В итоге государство лиша­ется столь нужных поступлений, а бизнес теряется в офшо­рах. Рис также отмечает, что в Европе мода на офшоры про­шла и теперь многие инвесторы подозрением смотрят на фирмы, до сих пор связанные с "налоговым раем".

"В Германии многим компаниям просто неприлично и невыгодно работать с офшорами", - рассказывает Рис.

С наваром

Решимость, с какой украинский бизнес рвется в офшор, продик­тована минимум пятью причи­нами. Первую и вторую называ­ет экономист Борис Кушнирук. Через фирмы в офшорах обналичиваются средства для скуп­ки дешевеющих активов и для финансирования избирательной кампании. По подсчетам Кушнирука, под нужды парламентской гонки в страну войдет около $1,5 млрд.

"Многие компании хотят встретить кризис с наличны­ми, для этого деньги нужно вывести из Украины и там пе­ревести их в наличные", - по­ясняет эксперт.

Третью причину активиза­ции офшорных историй озвучит Владимир Ланда, руково­дитель аналитического отдела инвесткомпании HFC Capital. Он считает, что для многих крупных предприятий вывод активов на свое международное звено - отличный способ защи­титься от посягательств на собственность.

"В таком случае, какая бы ни была после выборов власть, она не сможет тронуть международ­ную компанию, иначе это будет мощнейший удар по инвестиционному климату и делом зай­мется не наш, а международный суд, - говорит Ланда. - Именно поэтому сейчас и крупные банки подумывают о выводе своего ак­ционерного капитала за рубеж".

Четвертый аргумент, объясняющий причину бегства в оф­шоры, прозвучал от Вадима Мед­ведева, юриста компании Ulysses. Речь идет о переводе капиталов из стрессовой зоны в зону повышенной стабильности.

Корреспондент спросил у ру­ководства Первого украинского международного банка, в чем причина активности перево­да средств на офшорные счета. В банке ответили, что собствен­ные остатки средств в подобные зоны не направляли, а держат их "в наиболее надежных европей­ских и американских банках". Что касается поручения своих клиентов, это банковская тайна и поэтому не обсуждается. Так или иначе есть и пятая причина повышенного спроса на офшорное дезертирство - так называемая оптимизация налогов. И дело не столько в высоких ставках, сколько в усиливающемся давлении фискальных органов.

"Крупному бизнесу намного удобнее работать в Украине, но, несмотря на договоренности, налоговая снова пришла и заявила, что у нас плановая нагрузка. И начались авансовые платежи, невозмешения НДС, пока ты не заплатишь 70% аванса по нало­гам, - говорит Охрименко. - В итоге, за исключением двух групп в Украине, все остальные поняли, что в Украине работать небезопасно, и теперь они вынуждены перекладывать в офшор".

Есть, правда, и шестая причи­на бегства капиталов - желание собственников уберечь себя от утечки информации о реальных размерах своего состояния. Стра­на, где разместилась компания, даже при официальном запросе сама решает, какую информацию выдавать, а какую припрятать.

"Когда Дмитрий Фирташ разводился с женой, то она сказала суду, что он скрывает часть своих активов в офшорах на Британских Вирджинских островах, - рассказывает Кузнецов. - Печор­ский суд обратился с просьбой раскрыть информацию, и бри­танский верховный суд решил не раскрывать ее".

В итоге недополученные на­логи и все другие социальные отчисления, растворившиеся в южном направлении острова финансовой свободы, придется покрывать тем, кто не успел или не смог спрятаться в этой зоне повышенной комфортности.

"Власть сначала позволяет олигархам зайти в офшоры, а потом старается компенсировать возникшую недоимку по налогам за счет еще большего террора малого и среднего бизнеса, - го­ворит Охримен­ко. - Но все так не покро­ешь, и потом один выход - вклю­чать денеж­ный печат­ный станок".

PDF версия статьи